• Бойцы батальона «Донбасс» в Умани избили и затолкали в авто участкового полиции – очевидцы

    175169

    В Черкасской области бойцы батальона «Донбасс» избили и затолкали в свой автомобиль участкового, после того как он приехал к ним на вызов в футболке с провокационной надписью. Об этом сообщили журналистам очевидцы.

    По словам очевидцев, инцидент произошел возле местного рынка.

    «Около 20 бойцов батальона «Донбасс» избили, связали и затолкали в автомобиль участкового», — рассказал очевидец происшествия.

    По его словам, бойцы «Донбасса» обнаружили, что возле рынка растет конопля и решили вызвать провоохранителей.

    «Через несколько минут к ним подошел участковый в футболке с надписью «Общество Российской Федерации» или что-то вроде этого… а потом началась потасовка. Куда повезли правоохранителя — неизвестно», — сообщил очевидец.

    Причины конфликта неизвестны.

    При этом в Уманском отделе полиции ГУНП в Черкасской области заявили, что такая информация к ним не поступала.

    «У нас такого сообщения, и такой информации нет и не было. Никакой информации или уведомления о работнике полиции по Уманскому городскому отделу нет», — сказали в полиции.

    Украинские Национальные Новости

  • «Надел вышиваночку и делай, что хочешь — убивай, насилуй»: Беленюк о псевдопатриотизме

    737889cf695568f6bc94c7d0ea6d80b5

    Известный украинский борец Жан Беленюк не скрывает своего отвращения к псевдопатриотизму. Вице-чемпион Олимпиады-2016 жестко высказался о тех, кто считают себя патриотами, однако на самом деле таковыми не являются.

    «Сейчас вообще все на голом патриотизме. Если ты против власти — значит, ты не патриот. Выразил другую точку зрения — не патриот. Ненавидишь каждого россиянина — о, патриот. На самом деле — полный идиотизм. Я по-другому даже назвать это не могу. Вышиванка и «Слава Украине» — вот наш патриотизм. Надел вышиваночку, крикнул «Слава Украине» и иди, что хочешь, то и делай: убивай, воруй, насилуй, теперь все можно. Главное, чтобы это было в вышиваночке и под правильным лозунгом», — сказал Жан.

    25-летний спортсмен подчеркнул, что зачастую люди не воспринимают обычных идей, если они не сопровождаются патриотическими лозунгами.

    «Если ты делаешь нормальное дело и говоришь людям трезвые мысли — ты враг народа. Чем в таком случае мы отличаемся от советской модели, когда инакомыслящий человек тут же считался врагом народа?», — заявил борец.

    Беленюк отметил, что разочарован нынешним правительством, от которого ждал большего после Революции достоинства.

    «Честно, я был сторонником всех этих перемен во время Майдана, я тогда верил, что и правда все может поменяться. Теперь я, конечно, очень сильно во всем этом разочаровался. Через месяц-два после избрания нашего президента я понял, что ничего не изменится, и никто даже не собирается этого делать», — сказал спортсмен.

    Кроме того, олимпийскому вице-чемпиону не нравится, что множество проблем в стране связывают с АТО.

    «У нас сейчас очень многое списывается на этот конфликт, на так называемое АТО. Все проблемы, чего не коснись. Я так понимаю, что правительству выгодно в таком положении. Выгодно поддерживать этот вялотекущий конфликт. Чтобы просто все эти неудачи, все непопулярные действия списывать на то, что у нас война. Я на самом деле не знаю, что происходит в АТО, я там не был. Знаю только людей, которые там побывали и рассказывают, что там и торговля оружием, и всем остальным. Ну а что касается спорта — он заброшен на дальнюю полочку и ждет лучших времен, которые непонятно, когда наступят», — резюмировал Жан.

    Стоит отметить, что после этого интервью Минспорта устроил разнос Беленюку. Игорь Жданов потребовал извинений от спортсмена, а его советник опубликовал доходы борца, обвинив его в жадности.

    Напомним, ранее Беленюк «проехался» по украинским чиновникам, сказав, что одним пением гимна результата не будет.

    Апостроф

  • Украина 2016. Ч. III: Третьего Майдана не будет

    hqdefault (1)

    Во Львове можно жить на Коновальца, Донцова, Стеки, или, чтобы не размениваться, просто на Героев УПА. Эта длинная улица начинается в живописном торгово-жилом квартале и ведет к началу исторического центра, который в теплую и солнечную погоду наполняется туристами уже рано утром.

    Там, где улица Героев УПА доходит до улицы Степана Бандеры, где трамвай, который помнит еще советские времена, протискивается между каменками периода поздней Австро-Венгрии, маршрутка останавливается перед костелом святой Эльжбеты —  неоготическим, построенным в честь «несчастного мужа Францишка Юзефа». Собственно, это уже не костел, хотя так его сентиментально называют польские путеводители с 1991 года, это греко-католическая церковь святой Ольги и Эльжбеты. Именно эта окраина выбрана для строительства памятника Степану Бандере.

    Памятник — это краткий курс актуальной истории Украины, согласно здешнему IPN-у. На четырех столбах написаны названия четырех украинских государств, которые гражданин должен помнить и чтить: Киевская Русь, Козачина, Украинская Народная Республика 1918-1921, Украина 1991. Перед ними — Степан Бандера. Если бы не он, если бы не Организация Украинских Националистов и ее вооруженное плечо, УПА, воюющая с Советами, не было бы свободной Украины. О других действиях ОУН — о сотрудничестве с Германией, об истреблении поляков на Волыни и Галичине — гражданин помнить не должен. Аналитик Фаддей Ольшацький, описывая украинскую декоммунизацию, констатировал, что частичное забвение неизбежно, как незначительный побочный эффект патриотической консолидации народа.

    Судя по числу желающих сфотографироваться с Бандерой, патриотическая консолидация идет очень хорошо. Выстраивается перед памятником школьная экскурсия. Затем освобождают место для группы мужчин в мундирах. Им общего снимка мало, и некоторые, хотя руководитель группы явно выходит из терпения, возвращаются сделать еще по индивидуальной фотографии. За солдатами отправляются на селфи две девушки, хоть минутой раньше они сетовали, что какой-то не сильно героический Бандера — без оружия. Не так его они себе представляли. Затем минута перерыва и появляются японские туристы. Обфотографировали костел-церковь, и без монументального памятника не обойдутся, хотя, не зная украинского, вряд ли поймут до конца, кто это и зачем.

    С точки зрения подхода к туристам, Львов не должен беспокоиться ни  о какой интеграции в Европу. Есть отличные планы Старого Города, двуязычные доски при памятниках, закусочные фаст-фуд с едой от местной кухни до пиццы, разнообразные напитки. Только главный мотив гаджетов какой-то малоевропейский, собственно даже малольвовский, ведь этот город гордится, что на протяжении веков вместе жили здесь русины, поляки, евреи, творя каждый свою культуру, при этом, не изолируясь, не закрываясь. А между тем туристам предлагаются не только невинные магниты на холодильник с церковью и футболки, на которых среди памятников города шарят Миньйоны, не только феерия разноцветных вышиванок. На вешалках господствуют футболки с гордой, голубо-желтой надписью «Украина», с трезубцем, с эмблемой ОУН или со всем сразу. Самый новый замысел — это серый волк. Представляет отважных боевиков УПА, воюющих с коммунистами до конца, даже когда ситуация безнадежна, за независимую Украину. Звучит знакомо?

    Я смотрю на число ларьков и кучи товара. Кто-то в этот туристический националистический бизнес много инвестировал. Посчитал, что на раскрутке антагонизма, подливании оливкового масла в огонь, насмешке над серьезными вещами можно прекрасно заработать. Поэтому к футболкам можно добавить стеклоочиститель с печальным лицом Владимира Путина, туалетную бумагу с президентом России или, что уже неактуально, с Виктором Януковичем. В завершении шопинга визит в соответствующую закусочную «Хутин Пуйло».

    Я разговаривала в Киеве с Владимиром Шевченко, политологом, представляющим интересы Союза Левых Сил. Он смотрит на растущую армию людей, которые хотят быть как бандеровцы и воевать с Россией, с разных сторон, потому что помимо политологического образования, имеет также диплом по психологии. Я прошу себе представить, говорит, молодого и сильного мужчину без больших перспектив. Без образования, без работы, или с работой типа водитель или сторож. Он хотел бы быть кем-то, ну, а кто бы не хотел? И вот появляется у него шанс податься в военные или националисты. Поехать на передовую в рядах Айдара или Азова, или еще какого-нибудь формирования, которое подчиняется олигархам, потому что ему очень подходит этот тип деятельности. Повоюет, а потом вернется, с богатым жизненным опытом, с оружием в руках и с полной безнаказанностью. Или даже не поедет, а останется в родном городе, с побратимами, спаренными общей идеей. Легко такого убедить в вере в Бандеру или в белую расу. Защищать отечество от коммунистов или геев – от каждого, на кого укажет олигарх, спонсируя свой боевой отряд, или украинские спецслужбы, поощряющие их возникновение. Этого защитник отечества уже не понимает, но также не испытывает потребности понимать. Важно, что организация дала ему какую-то цель в жизни, идею и позицию.

    Пока защитники отечества относительно под контролем, комментирует Владимир. Правительству, службам, влиятельным олигархам удается направлять их агрессию в ту сторону, которую они выбирают. Заговоры, нападения, акты вандализма случаются там, где  правительство это позволяет. Если дело может стать очень громким и испортить тщательно изваянное изображение новой Украины, боевикам сходить с ума уже не разрешается.

    Наверное, поэтому, я думаю, 12 июня на Параде Равенства в Киеве полиция задержала значительную группу правых активистов, которые ранее грозились, что устроят извращенцам кровавую баню. А члены обиженного батальона Айдар шли парадом, рассказывая журналистам, что не имеют ничего общего с геями и лесбиянками, но ведь борются за свободную Украину для всех.

    Проблема в том, напоминает Владимир, что агрессивных ребят, которые однажды получили оружие в руки, трудно отследить. Уже сейчас случаются индивидуальные выходки, которые спонсоры данной организации отнюдь не поручали. Бывают драки одних патриотов с другими, чему власти не противятся: пусть имеют люди занятие, было бы хуже, если бы они сели вместе и начали рассуждать, что в этой стране становится все хуже. Случается, что патриотизм соединяется с обычным бандитизмом,  как будто  это было уже перед Майданом, но тогда меньше было и фанов Бандеры. И ситуация, в конце концов, выскользнет из-под контроля.

    С начала войны на Донбассе по причинам, не связанным с боевыми действиями, погибло на украинской стороне почти 1300 человек. Убили их не россияне, а только недостаток дисциплины.  Признает это в своих докладах украинская военная прокуратура, пеняет на злоупотребление алкоголем, психологическую неуравновешенность, отсутствие специальной подготовки. Но во Львове война на востоке – это святая защита, ребята, воюющие под знаком трезубца — герои. Почти в каждой церкви — снимки Небесной Сотни и солдат, которые не вернулись из-под Донецка, Мариуполя, Дебальцево. Перед фотографиями свечи. На богослужениях, утром или вечером, много верующих. Молятся о победе. Не о мире, только о победе. Все мои собеседники соглашались, что если в Киеве можно найти людей, которые готовы на подписание мира, лишь бы война закончилась и украинцы не умирали, то во Львове не хотят об этом слышать. Верят, наперекор политологам, не рассматривают вообще вариантов замороженного конфликта.

    С негодованием отвергли бы возможность будущего, о которой рассказал мне Владимир. Распад Украины. Конец. Истощение потенциала государства, которое в 1991 году возникло из частей с разной историей, и руководство которого немного сделало, чтобы их сблизить. Восток и часть юга могут отойти России. Запад — Польше. Буковина — Румынии. Закарпатье охотно примут венгры. Остается несколько центральных областей, Правобережье, польско-русская кость несогласия. Это не фантазия, говорит Владимир. Рассказывал, что когда он еще работал в государственной администрации, в министерстве внутренних дел, взвешивал сценарии падения украинского государства и оценивал меры, которые нужно принять, чтобы защитить страну перед этими угрозами. Получается, чтобы государство прекратило существовать, нужна секвенция внутренних и внешних конфликтов, точно таких, которые потрясают эту страну с 2013 года. А власть только усиливает хаос и не решает никаких проблем.

    Не хочется мне верить в польский Львов XXI века. Не хочется мне также верить в то, что эти самые олигархи, которые так удобно примостились в независимой Украине, спокойно позволят ей распасться на куски. Нет, не из-за патриотизма, который выражается в запугивании инакомыслящих и ношении футболок с волком, которые так охотно спонсируют. Из-за экономического расчета, который скажет им работать на Украине, а не способствовать захвату ее восточных областей, чтоб на их дороге к неконтролируемому обогащению не стояли ни Владимир Путин, ни олигархи из России.

    Частная собственность — вещь святая, комментирует Владимир. Олигархи останутся при своем. Факт, но если Украина перестанет существовать, то они уже не должны будут чем-то жертвовать. Но к их состояниям никто не подберется. Что украли, то их, в конце концов, спокойно выйдут на заслуженную пенсию.

    Люди уже понимают, что Майдан немного изменил. Больше энтузиазма осталось у молодых, они мало помнят об оранжевой революции, первом Майдане разбуженных и разочарованных надежд. Тому, кто тогда не разочаровался, легче верить, что второй Майдан действительно начал что-то большое, даже если дорога перемен очень тяжела. К сожалению, вера сталкивается с повседневностью и постоянно прибывает недовольных, разочарованных, угнетенных тем, что на Украине все труднее просто жить.

    И третьего Майдана не будет, заключает мой собеседник. Каждый из Майданов был организован, представлял какие-то принципы, для одних серьезные, для других показушные, но все-таки. Неважно, что протестующие знали, на что действительно повелись, не имеет значения, кто дергает за веревки,  кто что планировал, хоть и не всегда удерживал контроль над ситуацией. Олигархи, которые давали деньги на сцену или напутствовали Правый сектор, имели конкретный замысел и конкретную цель. Если бы должен был вылиться гнев на нынешнюю власть, не было бы ни лидеров, ни организованного лагеря протестующих, -только анархия, слепая деструкция, хаос. Никто над этой массой вооруженных людей не воцарится.

    Я добавляю: а тот, кто выигрывает, не будет уже иметь, чем править.

    ***

    Елена не говорит об Украине иначе, чем с грустью. Даже когда хочет мне сказать что-то положительное, когда убеждает меня, чтобы я не поддавалась иллюзии, чтобы я не думала, что в этой стране царит ксенофобия. Это не так, говорит, здесь всех уважают, никто не делает проблемы из религии или языка. Можно свободно говорить на независимой Украине на украинском языке, а если кто-то учился дома говорить по-русски, — то пожалуйста. И неправда, когда порой пишут, что во Львове никто не даст вам на улице отозваться по-русски, потому что сейчас же появятся патриоты и атакуют вас.

    Елена из тех, кто стоял на Майдане. Пришла в конце ноября и осталась даже тогда, когда стало действительно опасно. Верила, что победят, а затем Украина будет хоть немного лучше? Наверное, была убеждена, что поступает правильно, что так и нужно. Пришла не поддерживать общество, не для того, чтобы прогонять Януковича. Просто не вынесла того, как милиция разгоняла студентов, которые вышли на митинг за интеграцию. Нестрашных, комнатных, мирно настроенных молодых людей, собственно, детей. Таких, которые чуть моложе ее сына, который закончил обучение в Польше, хотел возвращаться на Украину, но не нашел ни одного толкового занятия и уехал назад. Живет в Лодзи, имеет счастье работать по специальности. Так же, как и Елена, которая является экономистом, имеет хорошую работу в строительной фирме. Чувствует она себя неплохо, даже теперь, когда все вокруг дорожает, когда все больше людей с трудом удерживаются на поверхности.

    Елена является одной из тех, кто стоял на Майдане, но также одной из тех, кто теперь хочет мира. Никогда не поверит в то, что Украина может сама выиграть войну или правильно ее вести, потому что люди утверждаются в патриотизме, когда есть враг. Лично убедилась, что представляет собой война. Ее брат погиб от пули снайпера. Был военным прокурором, должен был поехать на восток. Похоронила его несколько недель назад.

    Боль свежая. У Елены ломается голос, когда она вспоминает следующие события: Майдан, огонь, потом войну, потерю близкого человека, траурные богослужения на площадях Западной Украины. Просит не думать и не писать, как другие, что в Украине идет гражданская война. Это не гражданская война, это агрессия, российская агрессия. И если бы не наши добровольцы, наши ребята с запада, россияне уже сегодня были бы под Киевом.

    Украинцы храбрые, готовые сражаться за свою страну. Многих из тех, кто не пошел на фронт, также не бездельничают, стараются менять окружающий мир. Особенно молодые активные, убеждает меня Елена, интересуются политикой, хотят понимать, что происходит с их страной. А власть? Власть такая, как раньше. За примерами не нужно далеко ходить. Моя собеседница рассказывает мне о своей фирме. Ее шеф, бывший многократный депутат Верховной Рады, после Майдана свернулся и уехал. Потому что хорошо знал реалии и понимал, что политическая деятельность годами защищала его от ответственности за коррупцию, а теперь она будет поводом, чтобы именно за коррупцию его наказать.

    Допускает пани возможность, что Майдан, этот массовый протест, также был в каком-то смысле манипуляцией? Что олигархи тогда воспользовались народным гневом для собственных целей? Я осмеливаюсь спросить, хоть и допускаю возможность, что она возмутится, начнет меня убеждать, что ничего я не понимаю. Но нет. Могло и так быть, отвечает Елена с грустью в голосе. А потом вспоминает людей, которые раньше, в течение 90 лет, и позже, пробовали бороться за демократию, права человека, пеклись об общем благе, и которые пропадали без вести или были найдены убитыми неизвестными.

    Того, что Украина может даже распасться, Елена также не отрицает. Не знает, что будет с ее страной. Не знает, что будет с ней самой. Знает польский, шведский, могла бы уехать. Но всегда легче сказать «уехать», чем действительно покинуть страну, где живет среди своих, близких — живых и покойных, воспоминания всю жизнь.

    Ты знаешь, говорит, что, видимо, спасло бы в данный момент Украину? Настоящий военный переворот. Полнота власти в руках людей, которые действительно любят эту страну и желают ей добра. Не таких, как в Верховной Раде, а тех, кому действительно интересна Украина. Ближайшие выборы? Я не знаю, за кого я буду голосовать, я не знаю, будет ли за кого. Я не знаю, стоит ли вообще приходить.

    Strajk.eu