• Ющенко чуть не разбился под Львовом, а в самолет Выдрина попала молния

    Профессия политика требует динамизма: сегодня ты должен быть в одном месте, а завтра в другом, причем расстояние между ними часто — сотни километров. В таких случаях самолет, как самое скоростное средство передвижения, не имеет альтернативы. Однако, выигрывая в скорости, политики рискуют не вернуться на землю. И трагический случай с президентом Польши Лехом Качиньским подтверждает это. Наши политики рассказали «Сегодня» об экстремальных случаях, происходивших с ними в небе. В июне лайнер президента Виктора Януковича не смог взлететь в Запорожье. Нардепы и чиновники вспомнили, как в воздухе у их самолетов кончалось горючее, отказывал двигатель, не выдвигалось шасси. Иногда в лайнер попадала молния или он съезжал со взлетной полосы. Но, несмотря на это, политики продолжают летать, а некоторые даже прыгают с парашютом.

    ВОЛГА: «В ТЕЧЕНИЕ ДВУХ МИНУТ МЫ МОГЛИ РАЗБИТЬСЯ ДВАЖДЫ»

    Председатель Госфинуслуг и Союза левых сил Василий Волга летать на самолетах боится. Ему, бывшему офицеру советского подводного флота, привычнее чувствовать себя в воде, чем в небе. «Всегда при взлете и посадке читаю про себя «Отче наш» и «Богородицу», — это уже вошло в привычку. Когда долго не сажусь в самолет, то новый полет — серьезное испытание. Вот под водой мне никогда не было страшно, ни на миллиметр. А в небе — страшно». И, как показывает его опыт пребывания в небе, страхи Волги не напрасны.

    Во время последней президентской кампании ему нужно было попасть в Крым. «Улетать должны были из «Борисполя» на боинге, но в нем нашли какие-то неполадки, долго их устраняли, однако в итоге самолет так и не полетел. Тогда вместо боинга подали старый Ан-24, причем старый настолько, что на некоторых сиденьях обивка была протерта до металлического каркаса. Взлетал он так натужно, что кажется, махал крыльями».

    До Симферополя все было хорошо, но вот когда стали заходить на посадку, оказалось, что не выходит одно шасси. Причем выяснилось это уже над посадочной полосой, при этом еще и дул сильный боковой ветер, буквально сдувавший самолет с оси. «Тогда пилот, не садясь, резко пошел на взлет. Представляете, самолет прошел буквально впритык над зданием аэропорта! В течение нескольких минут мы могли разбиться дважды».

    Пассажирам сообщили, что принято решение идти на запасной аэродром, в Одессу, так как он больше приспособлен для аварийных посадок. Туда, как вспоминает Волга, стянули «скорые», пожарных и прочие ответственные службы. Уже по дороге, минут через пятнадцать, наконец-то вывалилось второе шасси, и чтобы не рисковать, пилот их вообще не убирал до самой Одессы. «С горем пополам мы сели, и нам пообещали, что через пару часиков доставят таки в Симферополь. Мол, там кувалдой подстучать надо, пустяки».

    Примерно половина спутников Волги рискнула и снова полетела. А будущий глава Госфинуслуг судьбу повторно испытывать не стал и самолету предпочел машину, на которой полночи добирался до Крыма.

     

    Сегодня